ѕольша и европейский символизм

28.10.2015 860 јвтор: ‘едор Ћукь€нов »сточник: "–оссийска€ газета", 27.10.2015

”бедительна€ победа на парламентских выборах в ѕольше консервативной (некоторые настаивают, что ее надо называть традиционалистской) партии "ѕраво и справедливость" вызвала немало эмоций. ќзабочены, например, в Ѕерлине. “ам помн€т, что в бытность лидера ѕи— ярослава  ачиньского премьером в середине прошлого дес€тилети€ ¬аршава не скрывала настороженного отношени€ к немцам, охотно напомина€ о прошлом. ¬идный либеральный мыслитель из ¬еликобритании “имоти √артон Ёш заметил, что популистский и антиевропейский (в его толковании) крен ¬аршавы особенно опасен сегодн€, когда к востоку от ѕольши выросла "агрессивна€ –осси€", а к западу - перегруженна€ необходимостью решать все новые задачи √ермани€. Ќаиболее убежденные противники пугают "орбанизацией" ѕольши (то есть следовани€ путем ¬енгрии, котора€ ставит под сомнение европейские догмы), а то и "путинизацией"...

Ќа фоне нервозности в ≈вропе реакци€ в –оссии на удивление индифферентна€. ќснований радоватьс€ у росси€н, конечно, нет.  ачиньский и его соратники не скрывают своего отношени€ к –оссии как к зловредной империи, а сам лидер партии, кажетс€, уверен в том, что его брат Ћех стал в 2010 году жертвой не рокового стечени€ обсто€тельств, а русского заговора. —покойствие же св€зано с тем, что ухудшить польско-российские отношени€, по которым катком проехал украинский кризис, практически невозможно.

“онко выстроенна€ разморозка конца нулевых - начала дес€тых канула в Ћету. ј тот факт, что консерваторы еще громче и настойчивее либералов требуют масштабного военного присутстви€ Ќј“ќ и —Ўј на польской земле, сути не мен€ет. ¬о-первых, суд€ по имеющимс€ тенденци€м, это присутствие и так будет наращиватьс€. ¬о-вторых, специфическа€ репутаци€ ѕи— скорее может послужить сдерживающим фактором дл€ крупных натовских стран, которые принимают решени€.  ак бы то ни было, сдвиги на двустороннем направлении едва ли возможны.
Ќасколько изменитс€ общий европейский контекст после возвращени€ ѕи— к власти? ѕольша подтвердила устойчивость тренда на поправение, который отмечен уже во многих странах ≈вросоюза. ѕольский вираж важнее, чем изменени€ в других государствах, поскольку ¬аршава за последние годы вышла на позиции одной из вли€тельных европейских столиц, при всем уважении к венграм - это не Ѕудапешт.

ƒело не только в том, что речь о большой по европейским меркам стране. ѕольша - это главна€ "истори€ успеха", стержень не просто ¬осточной ≈вропы, но и всей идейной конструкции новой (после "холодной войны") европейской интеграции. “ак же, как раньше, ѕольша была символом государства-жертвы великодержавных интриг и сговоров, а потом - сопротивлени€ чужеродному вли€нию (€ в данном случае воспроизвожу бытующие представлени€, не вдава€сь в нюансы), с 1989 года она стала воплощением возрождени€ ¬осточной ≈вропы и воссоединени€ ее с культурно-исторической колыбелью. ƒл€ западноевропейцев это служило своего рода моральным "искуплением" за прежние грехи перед малыми наци€ми, которых гранды не раз предавали.

ѕольша немалого добилась на пути структурных преобразований 1990-х - 2000-х годов, благодар€ чему сотр€сающие ≈вропу экономические неур€дицы сказываютс€ на ней меньше многих других. ј смещение центра политической т€жести внутри ≈—, которое происходит из-за самых разных процессов, превратило ѕольшу и в политического т€желовеса. ¬ыбитьс€ в первый р€д не удалось (там, впрочем, сейчас вообще одна страна - √ермани€), но вот в следующем р€ду ¬аршава, по сути, уже соседствует с ѕарижем, Ћондоном, может быть, даже опережа€ –им и ћадрид.
ѕон€тно, что эта иерархи€ довольно условна и зависит от конъюнктуры. —кажем, украинский кризис резко подн€л значимость ѕольши как "прифронтового" государства, а поток беженцев развернул внимание на юг. “ем не менее трудно спорить с тем, что польский фактор в современной ≈вропе существует, при том, что множество других очень уважаемых и успешных стран не могут о себе такого сказать.

“ак вот на этом фоне право-традиционалистский крен ¬аршавы значит больше, чем просто смена власти в одной из стран. ≈вропейский союз сталкиваетс€ с серьезнейшими системными вызовами, главным из которых €вл€етс€ ситуаци€ с беженцами.

Ќовый кабинет, скорее всего, возьмет на себ€ лидерство в недовольной группе стран. » сойдетс€ в клинче все с той же √ерманией.

—обыти€ этой осени обозначили серьезную трещину между западом и востоком континента (как минувшее лето и √реци€ вы€вили раскол между севером и югом) по вопросу о том, как строить курс ≈— в новых услови€х. Ўквал обвинений в адрес ÷ентральной и ¬осточной ≈вропы в том, что она "не доросла" до понимани€ подлинной солидарности, не заставил эту часть континента устыдитьс€ и броситьс€ принимать предписанные квоты. ”ход€щее польское правительство с крайним неодобрением относилось к берлинско-брюссельским новаци€м на этот счет, однако наперекор не пошло.
Ќовый кабинет, скорее всего, по этому вопросу займет куда более €рко выраженную позицию. “ем самым возьмет на себ€ лидерство в недовольной группе стран, которым не хватает заводил. » сойдетс€ в клинче все с той же √ерманией, котора€ отстаивает (хот€ уже и с куда меньшим пылом) необходимость про€вл€ть больше щедрости.

¬ любом случае польские перемены - очередна€ веха в процессе глубокой европейской трансформации, который разворачиваетс€ на наших глазах.

»сточник